О футбольных войнах, фанатских движениях Орла и Брянска и образе идеального ультрас рассказывает фронтмен группы «Яйцы Фаберже» Нильс
В мире околофутбола свои законы. И фанаты живут по ним, несмотря ни на что. «Спартак» сражается с ЦСКА, московское «Динамо» с питерским «Зенитом». А фанаты брянского «Динамо» уже давно воюют с ультрас «Орла». Лидер орловской ска-панк группы «Яйцы Фаберже» Нильс в прошлом активно участвовал в фанатском движении своего города. Но с Брянском он не воевал никогда. «В ваш город я езжу без ножа!» — всегда подчёркивает музыкант. В интервью порталу «Мой Брянск» Нильс рассказал об околофутбольных войнах, сравнил фанатские движения Орла и Брянска и нарисовал образ идеального российского футбольного хулигана.

МБ: Фанатские войны между Орлом и Брянском длятся более десяти лет. Но это не мешает вам и вашей группе быть желанным гостем в нашем городе. Как так получилось?

— Много лет назад, когда в Орле и в Брянске только зарождалось околофутольное движение, мы с брянскими фанатами дружили. Причём я был одним из тех кто эту дружбу начал. Когда же наши города разделила фанатская война, я объявил, что с Брянском воевать не буду, потому что у меня здесь друзья. И когда стали происходить драки с Брянском, то я никогда в них принципиально не участвовал.

МБ: Вы мне чем-то напомнили Эдуарда Трояновского, которого называют и брянским и орловским боксёром.

— Трояновский — орловский боксёр. Я знаю ребят, с которыми он тренировался. Когда его называют брянским, то это неправильно.

МБ: Мне он сказал, что Брянск также его родной город.

— Трояновский — орловский боксёр.

МБ: Хорошо. Вернёмся к околофутболу. На концертах вашей группы, фанаты разных команд забывают о клубных воинах и просто слушают музыку. Получается, ваша музыка объединяет?

— В начале нулевых, когда мы пробивали дорогу в Москву, на наших концертах происходили постоянные драки между фанатами разных клубов. Но потом люди поумнели и сообразили, что концерты становятся зоной повышенной опасности. И если на них приходят представители враждебных фанатских группировок, то в любом случае им приходится драться. Поэтому в фанатской среде было принято решение о перемирии на концертах околофутбольных групп. После этого каждый фанат «Спартака», «Зенита», «Локомотива», «Торпедо» или ЦСКА или любой другой команды знал, что на концерт он приходит не драться, а отдыхать. Сейчас если мы приезжаем в Тулу — главный враг Орла — то люди под нашу музыку танцуют и веселятся. В Брянске вот тоже.

МБ: Тула для Орла враг главнее Брянска?

— Для Орла это главный оппонент. Мы никогда не считали Брянск, Курск и Липецк серьёзными соперниками. Их даже нельзя называть врагами, это просто оппоненты. А Тула, конечно, намного серьёзней. А что касается Брянска... Не секрет, что несколько лет назад 60 человек из Орла погнали 120 брянских. У нас сейчас есть такой стереотип — Орёл сидит в спортзалах, а Брянск пьёт. Но музыка, действительно, объединяет. Мы приезжаем в дружественные и враждебные Орлу города и играем там с огромным удовольствием. На концертах мы всегда нейтральны, мы не выпячиваем своё «орловство».

МБ: Но иногда на концертах вы говорите, что болеете за московский «Спартак».

— Это ни для кого не секрет. Я этого никогда не скрываю. Я прекрасно знаю, за кого болеют большинство публики, которая приходит на концерт в Брянске. Концерт — это музыка, это публика и это никак не связано с клубными пристрастиями.

МБ: Нет ощущения, что околофутбольное движения в России угасает. В Брянске поколение футбольных хулиганов, кажется, сменяется поколением хипстеров? Может, в нашей стране что-то изменилось?

— Мне сложно обсуждать ситуацию в других городах. Но я знаю, что в Орле наши пацаны не вылезают из спортзалов и всегда могут всегда за себя постоять.

МБ: Когда-то «Динамо» и «Орёл» были довольно успешными футбольными клубами...

— Какие у «Орла» сейчас могут быть успехи? У вас, кстати, тоже не всё хорошо.

МБ: Ну да, на десятом месте. В этом сезоне были проблемы с финансированием. И всё-таки, у вас нет ностальгии по временам, когда в футбольном плане у вашей команды было всё хорошо?

— Я смотрю на ситуацию в германской второй лиге. Там команда может быть не на ведущих ролях, но весь город будет её поддерживать. Нам тоже надо к этому стремиться. Для нас неважно, на каком месте находится «Орёл», какая ситуация в команде и что сейчас происходит в стране. Мне очень печально видеть фотографии брянского фанатского сектора — на футбол ходят по 30 человек. Как бы наша команда не играла, мы себе не можем такого позволить. У нас всегда на секторе стоят по 150 человек, стараемся на каждый матч делать какой-то перфоманс. Печально, конечно, что ваш город в этом плане умер. Надеюсь, что всё ещё изменится. Я помню времена, когда брянские фанаты собирали по несколько стоячих секторов, всё было хорошо.

МБ: Вы сейчас привели в пример Германию. Ещё принято считать эталоном английских фанатов. А в других европейских странах как с этим дела, не в курсе?

— Когда я ездил в Европу, то видел, что там всё хорошо. Например, в тех же Сербии, Румынию, Венгрии. А во многих российских провинциальных городах всё умирает. Но я уверен, что не за горами новая волна. Потому что для истории характерно циклическое развитие.

МБ: Что станет поводом для этой новой волны?

— Харизма людей, рулевых. Всё будет зависеть от них. У нас в Орле преемственность поколений очень серьёзная. Были старые, потом пришли молодые, которые учились у старых. В Брянске я помню людей, которые были у руля «движа», но потом наступил провал. Сейчас остались старички, они по-прежнему в теме. Может от них тоже что-то зависит для вашего подъёма.

МБ: А как же выезд Брянска в Воронеж, драка на стадионе? (В апреле прошлого года брянские фанаты подрались с воронежскими на стадионе во время матча — примечание редактора).

— Я не в курсе.

МБ: Фанат всегда позиционирует себя как патриот своей страны. Но должен ли он быть аполитичным?

— Фанат должен быть интеллектуалом. Да, он всегда патриот и всегда любит свою Отчизну. Но я не говорю, что он при этом поддерживает партию и правительство. Я говорю, что он должен быть в мейнстриме исторического развития своей страны, должен понимать, что происходит. И обязательно должен принимать сторону развития русского мира.

МБ: То есть, если фанат протестует против власти, то он должен думать о последствиях этого протеста?

— Я думаю, если есть протест, то он должен исходить от сердца и от понимания ситуации. Мы не должны поддерживать то, что нам навязывают. Мы должны выдвигать сами свои требования в призме истории и развития нашей Родины.

МБ: Последний вопрос. Каким вы видите мир околуфутбола России через десять лет?

— Через десять лет... Мне очень сложно судить об этом. Я привык жить настоящим. Иногда можно довольствоваться каким-то опытом из прошлого, чтоб что-то перерабатывать, что-то внедрять. Сложно сказать, что будет через десять лет. Ещё совсем недавно мы дружили с украинскими фанатами, неоднократно выступали в Одессе, Киеве, Харькове. Мы приезжали, братались с ними, не разделяли друг друга на «хохлов» и «москалей». Но произошли всем известные события, и сейчас даже у русских думающих людей есть раздвоение на «укропов» и «ватников». Что будет через десять лет сказать очень сложно. Может, Псковская область превратится в Псковскую Народную республику или Орловская область станет отдельным государством, и потомки вятичей посредством пропаганды так же станут люто ненавидеть москалей... Не могу судить. Но будем надеяться на лучшее.

Made on
Tilda